А.А. Кононов. Общенаучная концепция системы права.

Кононов, А. А.
Общенаучная концепция системы права /А. А.
Кононов.
//Правоведение. -2003. — № 3 (248). — С. 12 — 21
На с. 20 : Рис. 1. Структурная схема системы права.
В настоящей работе на основе интегрального общенаучного
подхода предпринята попытка разрешить противоречие
стабильности и динамизма системы права путем выделения
стабильных (базовых) элементов системы права и ее
динамичных («текущих») элементов.
Библиогр. в подстрочных примечаниях.

КОНЦЕПЦИИ — ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ — ОТРАСЛИ
ПРАВА — ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ — ПУБЛИЧНОЕ
ПРАВО — СИСТЕМА ПРАВА — СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ —
СТРУКТУРА — ЧАСТНОЕ ПРАВО — ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА



Материал(ы):

  • Общенаучная концепция системы права.
    Кононов, А. А.
    Кононов А. А.

    Общенаучная концепция системы права

    Проблемность и актуальность исследований и разработок системы пра­ва во многом обусловлены диалектическим противоречием ее основных ка­честв — стабильности и динамизма. В настоящей работе на основе интегративного общенаучного подхода предпринята попытка разрешить указанное противоречие путем выделения стабильных (базовых) элементов системы права и ее динамичных («текущих») элементов.

    Для своей действенности и эффективности право должно быть внутрен­не единым и непротиворечивым, представлять целостную, органичную сис­тему. По современным научным воззрениям, система права складывается из взаимосвязанных и взаимодействующих элементов — норм права, объектив­но влияет на построение и развитие системы законодательства, определяет его содержание.1 Законодательство понимается как формальное, официаль­ное, публичное, заблаговременное и письменное выражение права, считает­ся основной, наиболее систематизированной формой отечественного права.

    Несмотря на тесную взаимосвязь, системы права и законодательства су­щественно различаются, они относительно самостоятельны. Система права традиционно признается объективной, отражающей состояние общественных отношений. В формировании же законодательства как системы нормативно-правовых актов значим субъективный фактор, обусловленный потребностями юридической практики. Структура системы законодательства считается дву­мерной. Вертикальная структура — иерархическая в соответствии с юридичес­кой силой нормативно-правовых актов (компетенцией издающего их органа). Горизонтальная (отраслевая) структура законодательства формируется в ос­новном под влиянием объективно сложившейся в обществе системы права.

    Традиционная структура системы права — иерархическая со следую­щими уровнями иерархии (сверху вниз): система в целом, общности, отрас­ли, институты, нормы права. При более детальном юридическом исследо­вании вводят также подотрасли и субинституты.2 Диапазон представлений о системе права в целом — от ее полного отрицания позитивистами до при­знания сущностью, первоосновой правовой реальности — в теории есте­ственного права.

    Неоднозначны представления об общностях права, его традиционном делении на публичное и частное. В правовой теории вводились различные критерии такого деления: материальный, формальный, централизационный, по характеру правовых норм и др. Но единого объективного критерия не най­дено, граница между публичным и частным правом не определена и считает­ся исторически подвижной и изменчивой.3

    В последнее время реальную, практическую значимость приобретает проблема отраслей права. Критериями выделения отраслей современной правовой наукой признаны предмет и метод правового регулирования. Фак­тически все сводится к предмету регулирования, поскольку ни одна из отрас­лей не имеет своего особого метода. При таком критерии отрасли права могут множиться до бесконечности.

    Аналогичная ситуация сложилась и на нижних уровнях иерархии — в институтах и нормах права. Институт обычно определяют как объективно обособившуюся внутри одной или нескольких отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений.4 Критерии выделения институтов практически от­сутствуют.

    Нормы права традиционно делят на регулятивные и охранительные, а регулятивные подразделяют на обязывающие, запрещающие и управомо-чивающие.5 Деление признается условным, четких критериев его нет.

    Указанные принципиальные неопределенности свидетельствуют о том, что система права не может быть объективно познана при узко юридическом подходе. Глубокие аналогии в эволюции современных научных направлений выражаются в переходе от концепций чисто аналитического изучения дей­ствительности к концепциям более синтетическим. Сложная организация и динамическое взаимодействие — ключевые проблемы всех разделов со­временной науки. Сформулировать и математически логично обосновать общезначимые положения помогают общая теория систем, кибернетика, синергетика, информатика — науки об универсальных законах и принци­пах, применимых к физическим, биологическим и социальным явлениям. Понятия системы, структуры, функции, информации, алгоритма и ряд дру­гих вследствие их применимости в различных областях знания и особой важности для современной науки определены как общенаучные категории.6 Математика проникает в самые разные области наук, выявляя подобия и позволяя использовать полученные достижения в других областях зна­ний. Общенаучные методы открывают перспективы фундаментальных раз­работок современной системы права: «…настало… время оценить существу­ющие рубежи и потенции в науке права… внимательно приглядеться к праву с тех же общенаучных позиций, которые характерны для естественных и технических наук…».7

    Общенаучные методы, в частности системный подход и моделирова­ние, успешно использует социология. Ее объектом является общество как об­щность индивидов и взаимосвязей между ними. Общество представляется его структурой — как целое, состоящее из определенным образом расположен­ных упорядоченных частей, взаимодействующих между собой в строго указан­ных границах. Эти части включают в себя и простейшие элементы — индиви­дов, и совокупности этих элементов — социальные общности, объединенные по определенным признакам. Главное в таком изучении — определить систе­му связей между отдельными частями структуры.8

    Социальные взаимосвязи формируются от простых форм к сложным и по мере усложнения укрепляются. Простейшая форма — социальные кон­такты — особый тип кратковременных связей с целью отбора (селекции) кандидатов для последующего взаимодействия. М. Вебером введено одно из центральных понятий социологии — социальное действие — простейший, неделимый элемент любой деятельности людей, соотносящейся с действи­ями других людей или ориентирующейся на них. Под социальным взаимодей­ствием понимается система взаимообусловленных социальных действий, связанных причинной зависимостью, при которой действия одного субъекта являются причиной и следствием ответных действий других субъектов. Упо­рядоченные и устойчивые социальные взаимодействия называют социальны­ми отношениями.9 Основополагающее значение данного понятия заключает­ся в сведении (обобщении) бесконечного многообразия связей в обществе к конечному множеству социальных отношений. Тем самым создается объек­тивная основа для конструирования обобщенной модели (структуры) обще­ства и системных исследований.

    Социальными нормами называют общие шаблоны, регулирующие чело­веческое поведение в определенном направлении.10 Социология выделяет следующие основные их типы (в порядке возрастания общественной зна­чимости):

    — обычаи нормализуют распространенные способы групповой деятель­ности;

    — нравственные нормы (нравы) — идеология определенных обществен­ных способов существования индивидов;

    — институциональные нормы обеспечивают удовлетворение наиболее важных потребностей социальной группы, необходимых для ее функциони­рования как целостной единицы;

    — законы (нормы права) закрепляют жизненно важные для общества типы социальных отношений.

    Указанные базовые положения социологии конкретизируют понятие общественных отношений в юриспруденции. В обычном понимании «об­щественный» аналогичен латинскому «социальный» (socialis). Однако «об­щественные отношения» и «социальные отношения», будучи базовыми ка­тегориями соответственно юриспруденции и социологии, — не идентичны. Как следует из приведенного перечня социальных норм, общественные от­ношения, подлежащие закреплению нормами права, являются такой час­тью социальных отношений, которая существенна для целостности всего общества. Это как бы несущая конструкция, каркас структуры общества. Из вышеизложенного следует определение общественных отношений как ус­тойчивых (многократно повторяемых) взаимодействий, существенных для це­лостности общества.

    Согласно принципам формальной логики общественное отношение об­ладает существенными признаками. В логике существенными считаются признаки, отражающие внутреннюю природу, суть объекта, значимые для его существования. Только эти признаки и должны регламентироваться нормами права. Сами же нормы права выражены в законодательстве в виде нормативно-правовых предписаний. Отсюда следует эмпирическое опреде­ление для системных исследований: нормы права — это общие (обезличен­ные) государственные предписания по существенным признакам общественных отношений.

    Когда существенные признаки общественного отношения регламен­тированы соответствующей совокупностью норм права, оно становится правоотношением. В целях системных исследований определим правоот­ношение как юридическую (правовую) модель общественного отношения. В на­глядном представлении нормы права служат как бы мозаикой, формирую­щей юридический образ общественного отношения. Например, кража как деструктивное общественное отношение регламентируется («моделирует­ся») нормами ст. 158 Особенной части и соответствующей совокупностью норм Общей части УК РФ.

    При данном определении содержанием правоотношения выступает об­щественное отношение, а формой — нормы права. Это не противоречит тра­диционно понимаемому содержанию правоотношения как совокупности прав и обязанностей. Указанная совокупность присутствует в общественном отношении, является его необходимой составляющей.

    Изложенное приводит к принципиальному положению: чтобы система права отражала содержание права, ее следует определить как совокупность правоотношений. Это также не противоречит традиционному пониманию си­стемы права как совокупности норм права, поскольку последние входят в предлагаемое определение в качестве необходимой составляющей правоот­ношений.

    Следует отметить, что при системном подходе элементы системы рас­сматриваются как относительно самостоятельные системы (подсистемы), а различные определения исследуемой системы (подсистемы) в зависимости от цели исследования — это одно из основных положений общей теории си­стем. На начальном этапе системных исследований продуктивны простые, обобщающие определения. На последующих этапах, по мере накопления но­вых знаний, введенные определения развиваются (конкретизируются) в со­ответствии с иерархией целей. При этом разнообразные пути и средства дос­тижения объективности не могут выбираться произвольно: в своей основе они должны быть адекватны сущности исследуемых объектов.11

    В отличие от традиционной абстракции при введенных определениях система права представляется вполне реальным образованием. Она имеет реальное социальное содержание — совокупность общественных отноше­ний и реальную юридическую форму — совокупность норм права как кон­кретных государственных предписаний. Реальная система права и является связующим звеном (юридическим посредником) между обществом и госу­дарством.

    При данном подходе законодательство выступает не формой системы права, а описанием ее формы посредством нормативно-правовых предписа­ний. Во введенных выше модельных представлениях система права — это юридическая модель совокупности общественных отношений, а законода­тельство — описание данной модели. Отсюда следует принципиальное отли­чие системы законодательства от системы права.

    Для реальности системы права каждое правоотношение в ней должно включать полный набор соответствующих норм права, подобно тому, как в живом дереве реально оформлена каждая ветвь. Это неприемлемо для зако­нодательства — нерационально приводить (описывать) полный набор норм права для каждого правоотношения. Согласно современной юридической технике в нормативно-правовом акте конкретно регламентируются лишь особенные признаки, общие же признаки сводятся в соответствующую об­щую часть, а по некоторым признакам дается отсылка к предписаниям дан­ного акта, других актов и даже к законодательству в целом. В каждом конк­ретном случае правоприменитель вынужден синтезировать правоотношение, отыскивая в законодательстве подходящие предписания. Этот принципиаль­ный недостаток системы законодательств — «естественная плата» за рацио­нальное описание.

    Наряду с юридической (правовой) моделью социальных отношений возможны и другие их модели: обычная, нравственная, институциональная, регламентированные соответствующими социальными нормами. Соответ­ственно наряду с системой права возможны системы обычаев, нравов, ин­ституциональные системы. Система права как единственная из них, жизнен­но важная для всего общества, должна ориентироваться на его общезначимые структурные элементы (подсистемы) — социальные институты.

    Понятие «институт» — одно из центральных в социологии, а изучение институциональных связей — одна из основных научных задач. Под соци­альным институтом понимается организованная система связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основным потребностям общества.12

    Социальный институт — это принципиально значимая область челове­ческой деятельности. Она базируется на четко разработанной идеологии, си­стеме правил и норм, развитом социальном контроле их исполнения. Ин­ституциональная деятельность осуществляется людьми, организованными в группы и ассоциации, где проведено разделение на статусы и роли. Инсти­туты поддерживают социальные структуры и порядок в обществе и появля­ются как крупные непланируемые продукты социальной жизни. Особо не­обходимые институты развитого общества — семья, политика, экономика, образование, религия. К важнейшим институтам причисляют также науку, медицину и некоторые другие.

    В понятиях диалектики общество, государство и связывающая их си­стема права представляются диалектической триадой: «тезис — антите­зис — синтез». Это обусловливает три общности права. Тезис как меру сво­боды общества (лиц) определяет частное право. Каждый его субъект имеет определенную свободу выбора, например, заключать или не заключать до­говор. Антитезис как меру государственного ограничения этой свободы определяет публичное право. Например, ст. 57 Конституции РФ гласит: «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы». Синтез частного и публичного права определяет охранительное право. Диалектический синтез — это снятие противоречия тезиса и антитезиса (меры сво­боды и меры ограничения свободы). В результате осуществляется каче­ственный переход («восхождение») к иным мерам: степени общественной опасности деяния и соответствующей мере наказания. Каждый правонару­шитель сам осуществляет такое снятие: он имеет определенную свободу выбора (совершать или не совершать правонарушение) и пренебрегает сво­ими обязанностями.

    Характером регулятивной деятельности государства определяются отрасли публичного права. Деление государственной власти (и соответ­ственно деятельности) на законодательную, исполнительную и судебную обусловливает три базовые отрасли публичного права: конституционное, ад­министративное, судебное.

    В понятиях диалектики данные отрасли права связаны по принципу диалектической триады: административное право — тезис, судебное пра­во — антитезис, конституционное право — синтез. Это соответствует изве­стным положениям правовой науки. Административное право считается юридической формой реализации задач, целей и полномочий субъектов ис­полнительной власти.13 Как диалектический тезис оно определяет меру (границы) свободы администрирования. Судебное право как антитезис вы­ступает ограничением административной свободы, поскольку контроль не­зависимого суда признан самым компетентным и действенным контролем над действиями администрации.14 Главнейший смысл конституционного права — нахождение баланса власти и свободы.15

    Конституционное и административное право общепризнанны как публичные отрасли, в отношении же судебного права юриспруденция не выработала единого подхода. Разработана теория судебного права.16 Ее со­держательный анализ дан в конкурирующей общеправовой процессуальной теории. В результате сформировано представление о данных теориях как о двух «встречных» теоретических, информационных потоках, которые смыкаются в одном общем звене — судебном процессе и которые должны взаимодействовать в познании и совершенствовании механизмов правовой защиты.17 С учетом интегративных тенденций современной науки логичен синтез указанных теорий в рамках судебного права. Решающим же аргу­ментом в пользу судебного права как самостоятельной публичной отрасли выступает Конституция РФ, которая провозгласила самостоятельную су­дебную ветвь власти и определила, что правосудие осуществляется только судом.

    В результате диалектического синтеза теории судебного права с обще­правовой процессуальной теорией судебное право обеспечивает базовые отрасли, и в частности административное право, не только мерами контро­ля и защиты, но и процессуальными наработками. Это позволяет реально оперировать широким понятием юридического процесса, включающим в себя как судебные процедуры (судопроизводство), так и правовые (внесудебные) процедуры.18

    Характером социально одобряемой деятельности лиц определяются от­расли частного права. Для существования общества и государства принци­пиальное значение имеет производство, распределение и потребление раз­личных ценностей (благ). Из взаимодействий, направленных на достижение ценностей, и возникают социальные отношения. Исходя из этих принципи­альных положений, социально одобряемая деятельность лиц подразделяется на производительную, нейтральную и потребительскую. Указанным трем ви­дам деятельности соответствуют три базовые отрасли частного права: граж­данское право, личное право, право социального обеспечения.

    Базовые отрасли частного права также связаны по принципу диалекти­ческой триады (тезис, антитезис, синтез). Гражданское право (тезис) опреде­ляет меру (границы) свободы активной деятельности лиц (активного получе­ния благ). Право социального обеспечения (антитезис) ограничивает меру пассивного получения благ. Личное право (синтез) снимает противоречие активного и пассивного получения благ и осуществляет качественный пере­ход к иной мере, которая в первом приближении может быть определена как социальный стандарт личности. Оно регламентирует жизненно важные со­циальные потребности (экологию в широком смысле) человека (личности) как общественного существа: в семье, жилище, образовании, безопасных ус­ловиях труда и окружающей среды, в других необходимых компонентах со­циальных институтов.

    По характеру общественно опасных деяний (деструктивной деятельно­сти) лиц и охранительной функции (деятельности) государства к настоящему времени сформировалась одна базовая отрасль охранительного права: уголов­ное право. Оно традиционно регламентирует преступления и соответствую­щие меры наказания (санкции).

    Институты права определим как отраслевые компоненты социальных институтов. Данное определение не противоречит традиционному опреде­лению института права (как элемент системы права он включает в себя и нор­мы права, и общественные отношения) и вместе с тем отличается существен­но большей конкретностью.

    Социальный институт как сложное неоднородное образование «рас­пределяется» по нескольким отраслям, что имеет принципиальное значе­ние для его рационального правового регулирования. Институтом права может быть один компонент социального института, например, институт права собственности и других вещных прав в гражданском праве как ком­понент социального института экономики.

    В отрасль права в качестве самостоятельных институтов права могут входить несколько однородных компонентов одного социального институ­та, например, преступления против собственности, преступления в сфере экономической деятельности, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях — институты уголовного права — компоненты социального института экономики. Наконец, в один институт права могут входить компоненты нескольких социальных институтов. На­пример, в конституционном праве институт основ конституционного строя включает в себя компоненты социальных институтов политики, экономи­ки, религии.

    Нижний уровень системы права образуют правоотношения, включающие в себя общественные отношения и нормы права. В соответствии с принци­пами синергетики нормы права лишь в совокупности обеспечивают регули­рование общественных отношений. При этом совокупность норм приобре­тает в системе новые свойства (признаки), не присущие отдельной норме. Таким существенным признаком является обобщенная по совокупности норм структура в виде взаимосвязанных гипотезы, диспозиции и санкции. Гипотеза определяет условия реализации регулируемого общественного от­ношения, диспозиция — саму реализацию, а санкция — меру государствен­ного принуждения.

    Анализ данной структуры с помощью аппарата математической логики (логики предикатов) показывает, что любую совокупность правовых норм в системе права образуют нормы трех базовых типов19 обязывающие нормы (в широком смысле) — при их применении санкция назначается за нару­шение диспозиции; управомочивающие нормы — их применение влечет на­значение санкции при нарушении гипотезы; охранительные нормы — санк­ция назначается за неправомерное действие в целом. Обязывающие нормы (в широком смысле) включают в себя собственно обязывающие нормы (в уз­ком смысле) и запрещающие нормы (разновидность регулятивных). Подоб­ные три вида базовых норм выделены и при юридическом исследовании пра­вового регулирования.20

    Правомерность такого деления может быть подтверждена методом ана­логии: аналог имеет место в теории алгоритмов. Под алгоритмом понимается процесс, конечная последовательность действий, приводящих к конкретно­му результату, а также описание этого процесса. Любые алгоритмы составля­ются в виде цепочек, использующих три базовых алгоритма: линейного, вет­вящегося и циклического.

    Прослеживается и более глубокая аналогия между базовыми нормами права и базовыми алгоритмами. Линейный алгоритм выполняет однообраз­ные действия с входным сигналом. Соответственно и обязывающая норма требует однообразной реакции субъекта (диспозиция). Ветвящийся алгоритм реализует альтернативные действия с входным сигналом в зависимости от выполнения соответствующих этим действиям условий. Управомочивающая норма также определяет реализацию общественного отношения (диспози­ция) при наличии соответствующих условий (гипотеза). Циклический алго­ритм выполняет однообразные действия, циклически и дискретно изменяя входной сигнал в задаваемых пределах и с задаваемым шагом дискретности. Подобно этому предписание охранительной нормы выражается в однознач­ной формулировке результата реализации общественного отношения (дис­позиция) и соответствующих воздействий на субъекта (санкция). Рассматри­ваемая аналогия показательна и тем, что только циклический алгоритм активно воздействует на входной сигнал и, соответственно, только охрани­тельные нормы устанавливают санкцию.

     

    Как отмечалось, обобщенная структура в виде взаимосвязанных гипоте­зы, диспозиции и санкции присуща лишь совокупности норм права. Для базо­вых норм, на которые «распадается» любая совокупность, такая структура не обязательна. Рассмотренная аналогия с базовыми алгоритмами показывает, что для обязывающих норм (в широком смысле) единственно необходимым струк­турным элементом является диспозиция, для управомочивающих норм необхо­димы гипотеза и диспозиция, а для охранительных — диспозиция и санкция. Дей­ствительно, в охранительных нормах гипотеза просто невозможна — нереально описать бесконечное многообразие условий реализации определяемого этой нормой общественного отношения. В обязывающих и управомочивающих нормах санкция неуместна — эти нормы описывают правомерное поведение.

    Все вышеизложенное позволяет сформулировать основные положения общенаучной концепции системы права:

    1) система права — это связующее звено (юридический посредник) между обществом и государством;

    2) система права ориентирована (замыкается) на социальные институ­ты и имеет иерархическую структуру со следующими уровнями иерархии (сверху вниз): общности, отрасли, институты права, правоотношения;

    3) стабильность системы права обусловлена стабильным составом об­щностей и базовых отраслей права, а также базовых норм права (как юриди­ческой составляющей правоотношений);

    4) динамизм системы права, ее адекватная связь с обществом и государ­ством определяются динамичным составом институтов права и формирую­щих их правоотношений.

    Предлагаемая концепция снимает проблему отраслей права. Выбор в качестве критерия их выделения не традиционного предмета правового ре­гулирования, а характера нормативно регулируемой деятельности приводит к стабильному составу базовых отраслей права. Этот новый критерий обо­снован ранее при синергетическом исследовании системы права.21 Предмет же правового регулирования, т. е. область деятельности, принципиально зна­чимая для существования общества, — это критерий выделения социальных институтов. Многообразие и развитие именно социальных институтов — су­щественный объективный показатель развитого общества.22

    Современные направления юриспруденции, которые фактически по предмету регулирования выделяются как отрасли права, в предлагаемой концепции представляют собой юридические модели (правовые стандарты) либо самостоятельные социальные институты (как семейное право), либо принципиально значимые составные части (подсистем) важнейших соци­альных институтов (например, финансовое право — юридическая модель финансовой составляющей социального института экономики). Каждое из таких направлений распределяется практически по всем базовым отраслям (в виде соответствующих институтов права или только правоотношений) и является динамической составляющей системы права, поскольку возни­кает, развивается (например, банковское право) и отмирает (как колхозное право) вместе с регламентируемым («моделируемым») социальным инсти­тутом.

    Для нормативно-правового регулирования основных социальных ин­ститутов система права формирует их юридические модели. Она разделяет («фильтрует») разнообразные социальные институты на юридические (отрас­левые) компоненты (институты права) и подразделяет их на совокупности соответствующих правоотношений. В результате формируется юридическая модель системы «общество — государство» как объективная основа норма­тивно-правового регулирования.

    Объективным подтверждением правомерности предлагаемой концеп­ции могут служить многие технические и биологические системы — анализа­торы. В частности, подобным образом устроены и функционируют одни из наиболее совершенных биологических систем — зрение, слух, обоняние, осязание, обеспечивающие активную деятельность высших организмов в ди­намичных условиях внешней среды.

    Достоинством предлагаемой концепции является также то, что она органично вписывается в теорию социальных институтов (институционализма). Указанная теория считается одним из ведущих направлений современ­ной экономической науки, а нормативно-правовое регулирование — ее ас­пектом первостепенной важности.23

    В целом полученные результаты свидетельствуют о перспективности общенаучных исследований актуальных проблем правоведения.

     

    * Кандидат технич. наук, доцент Санкт-Петербургского юридического института Ге­неральной прокуратуры РФ.

    © А. А. Кононов, 2003.

    1 Паленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в совре­менной России // Государство и право. 1999. № 9. С. 5.

    2 Там же. С. 6.

    3 Спиридонов Л. И. Теория государства и права: Учебник. М., 1996. С. 109.

    4 Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. / Под ред. проф. М. Н. Марченко. Т. 2: Теория права. М., 1998. С. 233.

    5 Общая теория права и государства: Учебник/ Под ред. В. В. Лазарева. М., 1996. С. 149-150.

    6 Готт В. С., Семенюк Э. П., Урсул А. Д. Категории современной науки. М., 1984. С. 115.

    7 Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 2.

    8 Фролов С. С. Социология: Учебник для вузов. М., 1998. С. 21.

    9 Там же. С. 138.

    10 Там же. С. 49.

    11 Готт В. С., Семенюк Э. П., Урсул А. Д. Категории современной науки. С. 252.

    12 Фролов С. С. Социология. С. 161-164.

    13 Стартов Ю. Н. Административное право: сущность, проблемы реформ и новая система// Правоведение. 2000. №5. С. 11.

    14 Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996. С. 40—41.

    15 Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М., 1998. С. 3.

    16 Проблемы судебного права/ Н. Н. Полянский, М. С. Строгович, В. М. Савицкий, А. А. Мельников; Под ред. В. М. Савицкого. М., 1983.

    17 Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории М., 1991. С. 21.

    18 Панова И. В. Юридический процесс. Саратов, 1998. С. 22.

    19 Кононов А. А., Честное И. Л. Системные исследования норм права. СПб., 2001. С. 59.

    20 Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс // Правоведение. 2000. № 4. С. 39-42.

    21 Кононов А. А. Синергетическая концепция системы права// Труды теоретического семинара юридического факультета СПбИВЭСЭП. 2001. Вып. 5. С. 6.

    22 Лисин В. С. Институциональные аспекты экономических реформ в России. М., 2000. С. 24.

    23 Нуреев Р. Институционализм: прошлое, настоящее, будущее // Вопросы экономи­ки. 1999. № 1. С. 128.

Реклама

%d такие блоггеры, как: