Ю.А. Кудрявцев. Политические режимы.

Кудрявцев, Ю. А.
Политические режимы :Критерии классификации и
основные виды /Ю. А. Кудрявцев.
//Правоведение. -2002. — № 1 (240). — С. 195 —
205
Библиогр. в подстрочных ссылках.

АВТОНОМИЯ — АВТОРИТАРИЗМ — ДЕМОКРАТИЗМ —
ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ — КЛАССИФИКАЦИЯ — ПОЛИТИЧЕСКАЯ
СИСТЕМА — ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ — ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ
АСПЕКТ — ТОТАЛИТАРИЗМ — ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА



Материал(ы):

  • Политические режимы.
    Кудрявцев, Ю. А.
    Политические режимы: критерии классификации и основные виды

    Ю. А. Кудрявцев*

    Существуют различные определения политического режима: как сово­купности характерных для определенного типа государства политических отношений, применяемых властями средств и методов, сложившихся отноше­ний государственной власти и общества, господствующих форм идеологии, социальных и классовых взаимоотношений, состояния политической куль­туры; как характеристики властеотношений в политической, экономической и социально-культурной сферах, и др. Некоторые отечественные ученые считают, что политический режим характеризует не форму, а сущность государства;1 другие полагают, что он является такой общей категорией, которая включает в себя в качестве составных элементов форму правления и форму государственного устройства.2 А В. Е. Чиркин, например, спра­ведливо отмечает, что политический режим — функциональная харак­теристика всей политической системы в целом.3 Западные исследователи (М. Ориу, Дж. Бюрдо, М. Прело, С. Романе, М. Дюверже и др.) в рамках институционального подхода отождествляют понятие «политический режим» с понятиями «форма правления» или «форма государственного устройства».4 Неоинституционалисты (Ф. Ригге, Б. Бейкер, Г. Лассуэлл) воспринимают политический режим как способ упорядочения, легитимизации полити­ческой системы.5 Ряд ученых отождествляют политический режим с полити­ческой системой (Р. Гестил, Г. Алмонд, Г. Поуэлл и др.).6

    С введением в научный оборот термина «государственный режим», характеризующего функционирование государственного механизма в целом, трактовка политического режима в отечественном государствоведении была значительно изменена. Так, А. Я. Сухарев, В. Д. Зорькин, В. Е. Крутских считают, что «политический режим… обозначает систему приемов, методов, форм, способов осуществления политической власти в обществе».7 Несколько иное определение принадлежит А. Ю. Коркмазову и И. С. Марьевскому, которые под политическим режимом понимают систему методов осущест­вления демократических прав и свобод, отношение органов власти к право­вым основам их деятельности.8 По мнению М. А. Могуновой, политический режим полностью включает в себя государственный режим, составляющий его основу, и дополнительно охватывает деятельность иных субъектов политической жизни общества.9

    По этому вопросу существует множество точек зрения. Сегодня перед нами не стоит задача всесторонне и основательно рассмотреть все существу­ющие подходы к определению сущности политического режима. Наша цель — обозначить существующие критерии классификации политического режима, перечислить выделяемые различными учеными основные виды политических режимов.

    Прежде всего следует отметить, что политический режим мы определяем как элемент формы государства, характеризующий совокупность методов (приемов и способов) и форм осуществления государственной власти, а также деятельность элементов политической системы (политических партий, общественных организаций и т. п.). Вопросы классификации политических режимов неоднозначны и являются объектом длительной дискуссии. Отчасти это связано с тем, что на ту или иную разновидность политического режима оказывает влияние множество различных факторов: сущность и форма государства, характер законодательства, фактические полномочия государ­ственных органов и юридические формы их деятельности, соотношение общественно-политических сил, состояние экономики, исторические тради­ции страны и в какой-то мере международная обстановка.10

    На разных исторических этапах развития конкретного государства формировались различные политические режимы. В государствах, существу­ющих в одно и то же время, они неодинаковы. А. Б. Венгеров на основе ретроспективных исследований различает деспотический, тиранический, тоталитарный и авторитарный режимы; разновидностями тоталитаризма он считает режим «культа личности» и фашистский режим.11

    Политические режимы можно классифицировать по различным основа­ниям. В марксистско-ленинском государствоведении было принято выделять режим социалистической демократии, режимы буржуазной демократии и буржуазного (буржуазно-политического) авторитаризма. В советской литературе выделяли, кроме того: революционно-демократический режим (в странах социалистической ориентации)12 в двух его вариантах — нацио­нально-демократический и народно-демократический; полуфеодально-теократический режим (например, в группе так называемых нефтяных монархий); буржуазно-либеральный (в некоторых странах Азии, Латинской Америки, Северной Африки, где капиталистическое развитие достигло среднего уровня); пробуржуазно-либеральный в отсталых странах капи­талистической ориентации в Тропической Африке и Океании.13 Более детальными, хотя, как правило, не учитывающими социальную сторону режимов, были классификации политических режимов в западной науке. В ней различались однопартийные, многопартийные, военные и граждан­ские режимы; для некоторых видов режима использовались особые оценки (например, говорилось о призиденциализме в Латинской Америке).14

    В современной западной юридической науке подход к критериям, лежащим в основе классификации политических режимов, отличается разнообразием при принципиальной схожести исходных точек зрения. В качестве таких критериев используются способы осуществления народом своего суверенитета (непосредственно, через представителей), порядок образования и функционирования государственных органов (выборы, назначение и др.). Нередко в качестве определяющего критерия служит организация партий, под которой понимаются их взаимоотношения с дру­гими элементами политической системы (прежде всего с государством) и их внутренняя организация (взаимоотношения представителей одной партии в парламенте). Критерием является также «политическое поведение», оценка которого определяет различие между формально и фактически демократи­ческим режимом. Многие западные авторы при классификации полити­ческих режимов исходят из уровня социально-экономического развития страны. Антидемократические режимы они объясняют отсталыми социально-экономическими отношениями, отсутствием демократических навыков и традиций. «Плюралистическая демократия, — отмечает М. Дюверже, — соответствует высокому уровню индустриализации, авторитаризм — экономи­ческой отсталости».15 Такой же точки зрения придерживаются С. П. Хан­тингтон и К. X. Мур, утверждающие, что беспартийные, авторитарные системы обычно существуют на относительно низком уровне социальной мобилизации и политического развития. Подобного мнения придержи­ваются Ш. Деббаш, Ж. Бурдон, Ж. Понтье, Ж. Риччи, французский политолог П. Гонидек, считающий, что африканские страны «не готовы к демокра­тии».16 Критерием классификации режимов для У. М. Эйделмен и Ц. Морис служит степень централизации государственного аппарата и участия оппозиции в политической жизни страны. Аналогичного принципа придерживается К. Йонг.17

    В основе классификации политических режимов, даваемой большин­ством западных юристов, при всем их разнообразии так или иначе лежат, как правило, критерии многопартийности, легальной оппозиции, разделения властей. Организация и деятельность государственного аппарата, партийной системы, которые отвечают этим критериям, связываются с демократи­ческим политическим режимом, а которые не отвечают — с автократизмом в его различных модификациях. Ряд западных авторов, однако, считают подобный подход «чрезмерным упрощением». Так, Р. Шехтер, отмечает, что число партий — «слишком простой критерий для определения демократизма политической системы»; А. Золберг и Г. Рогге признают, что демокра­тический режим не обязательно предполагает «развитое индустриализи­рованное общество или многопартийную систему».

    Исходя из указанных критериев, западные политологи и юристы пред­лагают различные классификации политических режимов. М. Дюверже, например, выделяет следующие режимы: 1) либеральный и авторитарный; 2) демократический, автократический, смешанный; 3) монократический (диктаторский), режим директории (коллективное правление), комбини­рованный. Рассматривая форму государства и партийную систему, он раз­личает также и иные режимы: английский, американский, русский,18 а также одно- и многопартийный. Однопартийный режим он отождествляет с дик­татурой, при которой имеются псевдопарламенты, проводятся псевдо­выборы, многопартийный — с либеральным режимом. М. Дюверже класси­фицирует режим в зависимости от характера партий (массовые, элитарные), их уставов (свободные, жесткие). Он различает также революционный и консервативный диктаторские режимы.19 Во многом имеет сходство с пози­цией М. Дюверже классификация режимов А. Ориу. Отождествляя режимы с формой правления, последний делит их применительно к развивающимся странам на парламентарные (плюралистическая партийная система, наличие легальной оппозиции) и президентские (с гипертрофированной исполни­тельной властью).20

    Имеется множество других классификаций. В 60-70-е годы XX в. в западной литературе стали выделять такие политические режимы, как революционно-централистский (преимущественно в отношении стран, которые в марксистско-ленинской литературе получили название государств социалистической ориентации), прагматически-плюралистический, мер­кантилистский, секуляристско-либеральный, священно-коллективистский и др., а также производные от них (например, от секуляристско-либераль-ного — примирительный, а от священно-коллективистского — мобили­зационный).21 В юридической литературе политический режим подвергается и более дробному делению: военный, теократический, олигархический, либеральный, полудемократический. Применительно к развивающимся странам называются такие режимы, как конституционно-авторитарный пробуржуазно-либеральный, пробуржуазно-авторитарный.22 М. С. Файад например, при сравнительном анализе политических режимов развивающихся стран Ближнего Востока и Северной Африки выделяет военно-диктаторские режимы с тоталитарной тенденцией (Ирак, Сомали, Судан) консервативные режимы с ориентацией на сохранение и поддержание исторических традиций (Алжир, Египет, Иордания, Сирия и др.), либе­рально-конфессиональный (Ливан) и либерально-многопартийный режим с демократическими тенденциями (Тунис).23

    Следующий аспект рассматриваемого вопроса вытекает из взаимосвязи политического режима с политической системой.

    Политическая система общества, особенности ее функционирования в различных условиях в последние десятилетия привлекают все большее внимание специалистов во многих странах мира, а в политической науке растет объем исследований, связанных с разработкой отдельных сторон политической системы.24 Западные исследователи обычно рассматривают политическую систему как «совокупность политических взаимосвязей»,25 как «распределение политической власти в обществе»,26 понимают под ней «все типы действий, имеющих отношение к принятию политических решений»,27 или «институты, в рамках которых ведется политическая деятельность».28 Они считают, что политическая система — одна из составляющих более широких образований—«надсистем», к числу которых относят общество, международную государственную систему, профсоюз, племя.29 В каждой «надсистеме» действует своя политическая система как определенная «совокуп­ность политических взаимосвязей».30 Исходя из сказанного можно сделать вывод, что в одной стране существует множество политических систем, связанных с распределением материальных благ (т. е. власти, образования, богатства) между людьми той или иной системы.

    В современной западной теории политических систем превалируют два направления: американское, где акцент сделан на функционировании самой политической системы (Д. Истон, Г. Алмонд и др.), и французское, когда она исследуется с конституционно-правовых позиций (Ж. Ведель, Д.-Ж. Лавров, М. Прело, М. Дюверже и др.). В свою очередь ряд ученых рассматривают политический режим в неразрывной связи с сущностью политической системы. Например, при определении политического режима французский политолог А. Ориу исходит из понятий национального и народного суверенитета. Однако он дает более широкое толкование этой категории, тож­дественное, по существу, с политической системой. Так же широко трактует политический режим французский политолог М. Дюверже, определяющий его как «структуру правления, тип человеческого общества, отличающий одну социальную общность от другой».31 Он дает понятие политического режима и в более узком смысле, а именно: политический режим определяет характер, способ образования высших органов власти и управления, участие в этом процессе политических партий и «групп давления».32

    Подобных взглядов придерживается американский политолог Р. Гестил, отождествляющий политический режим с политической системой.33

    С развитием в российской политологии теории политических систем при рассмотрении политического режима через призму этой теории появился ряд интересных точек зрения. Наиболее обоснованной представляется позиция В. Е. Чиркина, в соответствии с которой политический режим является функциональной характеристикой всей политической системы в целом.34

    Таким образом, несмотря на разнообразие подходов к определению понятий политической системы и политического режима, следует признать существующую между ними взаимосвязь. Политический режим представляет собой порядок обеспечения эффективного функционирования полити­ческой системы общества; включает в себя систему правовых и неправовых мер по созданию благоприятных условий для успешной деятельности общест­венно-политических институтов; характеризует все многообразие проявле­ний и элементов политической системы общества в действии.35

    Классификации политических режимов и политических систем вместе с тем взаимосвязаны. Так, демократической политической системе общества соответствует демократический политический режим, авторитарной и тотали­тарной политическим системам — соответственно авторитарный и тоталитар­ный политические режимы.

    Американские исследователи Г. Алмонд и Г. Поуэлл различают демокра­тические, тоталитарные и авторитарные политические системы.36 Демокра­тические политические системы они делят на три подкласса. Первый из них имеет высокоавтономную подсистему. К ним можно отнести британскую и американскую политические системы, в которых политические партии, фракции, и средства массовой информации относительно дифференци­рованы и в которых имеется относительно разработанная и широко распре­деленная культура всех составляющих политической системы. Второй подкласс характеризуется ограниченно автономной подсистемой. Этот подкласс мог бы включать Францию 3-й и 4-й республик, Италию после второй мировой войны и Веймарскую Германию. Они — системы, в которых политические партии, фракции и средства массовой информации имеют тенденцию быть зависимыми друг от друга. Третий подкласс демократи­ческих политических систем состоит из систем с низкоавтономной под­системой. Они были упомянуты Г. Алмондом и Г. Поуэллом как одно­сторонние доминирующие системы, или как главные стороны политической системы. Мексика — пример такого типа демократической системы.

    По мнению Г. Алмонда и Г. Поуэлла, хотя автономия в авторитарных и тоталитарных политических системах формально устранена, но некоторая мера реального плюрализма все же сохраняется.37 Фактически, продолжают они, полностью неавтономная система невозможна. Поскольку в любом обществе имеются какие-либо требования, постольку должен иметься некоторый способ разрешения этих требований. И даже такая крайняя форма тоталитаризма, которая существовала в Советском Союзе при Сталине, все же содержала некоторые плюралистические тенденции. Авторитарные и тоталитарные политические системы Г. Алмонд и Г. Поуэлл делят на четыре подтипа согласно их структурным и культурным характеристикам: ради­кально-тоталитарные (коммунистические страны), консервативно-тотали­тарные (нацистская Германия), стабилизационные консервативно-авто­ритарные (Испания) и модернизационно-авторитарные (Бразилия).38

    По М. Дюверже, классификация политических систем Запада должна базироваться «исключительно на политических критериях».39 Прежде всего следует назвать конституционный критерий, в соответствии с которым различают президентскую (США), парламентарную (Великобритания) и директоральную (Швейцария) модели политических систем. Другим важ­ным критерием является партийная система. Данный критерий используют для различения системы большинства, в которой партии в парламенте имеют стабильное большинство (в подобных условиях обычно формируется сильное и постоянное правительство), и системы, в которой партии такого боль­шинства не достигли.40 Указанное различие имеет принципиальное значение в условиях парламентского режима и менее существенное — президентского, при котором президент избирается всеобщим голосованием.

    Следует отметить, что в связи с неодинаковым толкованием понятий «политический режим» и «государственный режим» в новейшей литературе предлагаются такие виды режимов, как парламентский, министериальный, дуалистический, партократический.41

    Итак, существует множество подходов к типологии политических режимов. Излишняя дробность классификаций в ряде случаев вуалирует наиболее существенные признаки и различия политических режимов. К тому же некоторые классификации не оправдали себя на практике. Все много­образие политических режимов в настоящее время сводится к трем большим разновидностям — тоталитарному, авторитарному и демократическому. Два первых режима, на наш взгляд, входят в единую группу недемократических политических режимов.42

    Недемократические режимы часто называют антидемократическими. При этом тоталитарный и авторитарный режимы воспринимаются как явления отрицательные, противопоставляемые «хорошей» демократии. Но, во-первых, сама демократия небезупречна. «Как и все остальное, — пишет академик А. Н. Яковлев, — демократия не абсолютное Добро. В руках человека она может быть направлена и на Добро, и на Зло. И чтобы не произошло последнего, надо хорошо отдавать себе отчет во всех недостатках, диктуемых природой этого любимого»43 явления. Во-вторых, к тоталитар­ному и авторитарному политическим режимам нельзя относиться абсолютно негативно.

    Оценки того или иного политического режима с точки зрения «хорошо — плохо» вряд ли правильны. Вопрос о преимуществах и недостатках того или иного вида политического режима достаточно сложен. Политический режим складывается как результат многих составляющих факторов и обусловли­вается социально-экономическими и культурными основами общества. Вот почему нельзя говорить о том, что тоталитарный режим всегда плох, а демо­кратический — хорош для любого общества. Любой политический режим является результатом тех или иных предпосылок, существование которых обусловлено объективно сложившимися общественными отношениями самого широкого спектра; предпочтение тому или иному виду режима общество отдает, исходя из приоритета поставленных им задач.44 Поэтому политический режим должен рассматриваться с точки зрения юридической, социальной целесообразности применительно к конкретной стране. Этим, по нашему мнению, и объясняется обоснованность замены термина «анти­демократические политические режимы» на «недемократические полити­ческие режимы».

    Основным юридическим критерием указанной классификации полити­ческих режимов является степень (уровень) гарантированности прав и свобод человека и гражданина (индивидуальный статус личности). Большинство же из рассмотренных выше критериев либо выступают признаками той или иной формы политического режима, либо являются дополнительными критериями их классификации.

    В рамках трехчленной классификации иногда выделяют военно-демо­кратические режимы, конституционно-авторитарные и т. д.

    Например, военно-демократический режим в странах Латинской Америки и Африки включает в свою социальную основу в числе прочих и представи­телей сравнительно широких масс народа. Подлинную его направленность составляет не тоталитаризм, а демократизм, несмотря на то что власть находится в руках армии, которая, не подменяя многих институтов полити­ческой системы, временно берет на себя руководство обществом и государ­ством. Такие режимы чаще возникают в результате совершаемых прогрес­сивными армейскими кругами военных переворотов, как это произошло в 1968 г. в Перу и в 1985 г. в Судане.45 Режимы военной демократии проводят различные по масштабам и глубине позитивные преобразования, например антиимпериалистические мероприятия в Панаме после 1968 г. и социально-экономические — в Перу (1968-1975 гг.). Указанные режимы обычно не стремятся к существенным ограничениям прав и свобод граждан, жестокому террору, запрещению всех, и в том числе демократических, партий, хотя в той или иной степени это имеет место на практике. При данных режимах легально функционируют профсоюзные и иные общественные организации трудящихся. С течением времени военно-демократический режим обычно трансформируется в направлении либо демократии (Перу, Никарагуа в 1990 г.), либо военной диктатуры (Сальвадор), однако может существенно отклониться и влево.

    В некоторых странах Азии и Африки (Кот д’Ивуар, Пакистан с 1985 по 1989 гг., Филиппины до 1986 г., Таиланд, Южная Корея и др.) антидемокра­тический режим принимает форму конституционно-авторитарного. Фор­мально действует конституция, провозглашающая определенные демокра­тические положения, которые крайне неполно осуществляются на практике, под строгим контролем допускается деятельность некоторых политических партий и общественных организаций. Выборы нередко фальсифицируются, представительные органы, если и существуют, то подолгу не созываются на сессии, а вместо парламентского законодательства используются указы главы государства либо в обход представительных органов правитель­ственные акты узакониваются посредством референдума (Филиппины до 1986г.).46

    Весьма близки к конституционно-авторитарным конституционно-патриархальные режимы в маленьких островных государствах Океании (Западное Самоа, Кирибати, Тонга). В этих государствах по причинам недостаточной еще классовой дифференциации общества и влияния тради­ционных институтов отсутствуют политические партии и предусмотренными конституцией правами пользуется на практике лишь безраздельно господ­ствующая племенная элита.

    Из трех основных видов политических режимов (демократический, авторитарный, тоталитарный) сегодня менее всего изучен авторитарный режим. Он традиционно рассматривался как переходный, промежуточный режим, лишенный специфических свойств и признаков, сочетающий в себе черты, характерные как для тоталитарных, так и для демократических режимов.47 Однако такой подход вряд ли можно считать верным. Р. А. Ромашов и М. В. Сальников, например, в связи с этим справедливо отмечают, что в отличие от демократических и тоталитарных режимов, которые существовали исключительно в виде теоретических конструкций, авторитарные режимы — это реальные политико-правовые системы, сложившиеся и функционирующие в конкретных государствах. Вместе с тем в ряде госу­дарств авторитаризм рассматривается не как переходная, а как устоявшаяся, стабильная форма политического режима (Китай, Южная Корея). В настоящее время нередко раздаются призывы к переводу российской государственности с демократических рельсов на авторитарные. При этом авторы призывов ссылаются на так называемое чилийское чудо — Республика Чили за короткий срок диктаторскими методами превратилась из отсталой страны в мощное экономически развитое государство.-48

    Некоторые исследователи утверждают, что в нестабильных ситуациях «такой режим может быть функциональным, не худшим вариантом»,49 добивающимся сравнительно эффективной мобилизации социального потенциала не только за счет усиленного идеологического давления, но и путем принудительного обеспечения «консенсуса» под лозунгами уста­новления «законности и порядка». Р. А. Ромашов и М. В. Сальников при­водят, на наш взгляд, наиболее верное определение авторитарного полити­ческого режима, отражающее его характерные признаки — «это специ­фический механизм социально-политического управления, в котором полнота государственной власти сосредоточивается в руках узкого круга лиц (властной элиты), действующих от имени государства в государственных интересах (в целях обеспечения государственной целесообразности), сочета­ющих жесткие императивные методы регуляции в сфере идеологии и поли­тики, с диспозитивными методами воздействия в области экономики».50 Поэтому представляется неверным рассматривать авторитаризм как проме­жуточный политический режим между тоталитарным и демократическим, тем более что само по себе сочетание признаков тоталитаризма и демократии еще не говорит о переходности такого режима. Но тогда возникает вопрос: существуют ли промежуточные политические режимы?

    Такие режимы существуют, и мы назовем их переходными режимами. Переходный политический режим — это промежуточная форма политического режима, возникающая в результате ликвидации тоталитарного и автори­тарного режимов в государствах, находящихся на стадии становления демократического общества, осуществляемого «сверху» государственной властью, характеризующаяся использованием ряда демократических методов осуществления государственной власти (не получивших еще достаточного развития) и сохраняющая в себе элементы авторитаризма. Примерами переходных политических режимов могут служить режимы в постсоциалисти­ческих странах Восточной Европы, некоторых государствах СНГ, образо­вавшихся на месте прежнего СССР, в Египте, Шри-Ланке, Никарагуа, во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки после крушения тотали­тарных и авторитарных режимов. Внутри этих стран государственной властью «сверху» осуществляется переход к рыночной экономике, формируется многопартийность (хотя, как правило, партий слишком много, иногда их число измеряется десятками, а то и сотнями), возникают слои предпри­нимателей, лиц, экономически не зависящих от государственной заработной платы. На методы осуществления государственной власти оказывают влияние страны с демократическим политическим режимом, тем не менее демокра­тические методы осуществления государственной власти еще не получают необходимого развития. В государствах такого типа налицо остатки адми­нистративно-командной системы, порождающие элементы авторитаризма, поскольку многие прежние кадры, привыкшие к старым методам управ­ления, остаются какое-то время на своих местах.51 Демократические прин­ципы и институты, если они и закреплены в действующем законодательстве, на практике, в жизни далеко не всегда находят свое реальное воплощение. К странам с переходным режимом в какой-то мере можно отнести и нынеш­нюю Россию.

    Таким образом, классификация политических режимов выглядит следу­ющим образом: недемократические (тоталитарные, авторитарные), пере­ходные и демократические режимы. Вычленяя основные черты того или иного политического режима, не следует, однако, забывать того, что мы занимаемся описанием «идеальной», т. е. обобщенной, модели режима. Поскольку всякий реально существующий политический режим есть результат взаимопереплетения нескольких тактик, нескольких систем управления и методов властвования, постольку в жизни нет ни абсолютно тоталитарного государства, ни абсолютно демократического и политический режим в каж­дой конкретной стране складывается из элементов обеих моделей режима.52

     

    *Адъюнкт Санкт-Петербургского университета МВД РФ.

    ©Ю. А. Кудрявцев, 2002

    1См., напр.: Денисов И. А. Сущность и формы государства. М., 1960. С. 17; Лашин А. Г. Возникновение и развитие форм социалистического государства. М., 1965. С. 342.

    2Манов Г. Н. О понятии формы государства // Учен. зап. Таджикского гос. ун-та. Т. IX. Труды юриди-ческого факультета.1987. Вып. 4. С. 7.

    3Чиркин В. Е. Теоретические проблемы политического режима в странах социалисти­ческой ориентации // Государство и право в развивающихся странах. М., 1976. С. 6—7

    4Burdeau G. Constitutionnel et institutions politique. Paris, 1974. P. 165; Duverger M. Institutes politiques et droit Constitutionnel. Paris, 1970. P. 13—14.

    5Lasswell H. D., Kaplan A. Power and Society. New Haven, 1950.

    6Almond G. A., Powell B. G. Comparative Politics: A Development Approach. Boston, 1966.

    7Большой юридический словарь. М., 1997. С. 500.

    8Политология в терминах и понятиях. Ставрополь, 1994. С. 28.

    9Могунова М. А. Проблемы теории и практики скандинавского парламентаризма (критический анализ): Автореф. докт. дисс. М., 1990. С. 10. — Аналогичного мнения при­держивается С. Ю. Кашкин (см.: Кашкин С. Ю. Политический режим в современном мире: понятие, сущность, тенденции развития. М., 1993. С. 9).

    10Теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1996. С. 312—313.

    11Теория государства и права / Отв. ред. А. Б. Венгеров. М., 1994. С. 28-38.

    12Государство социалистической ориентации. М., 1975.

    13См. об этом: Чиркин В. Е. Основы сравнительного государствоведения. М., 1997. С. 168.

    14Чиркин В. Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994. С. 59.

    15Duverger M. Institutes politiques et droit constitutionnel. P. 32.

    16Об этом см.: Конституционное право развивающихся стран: общество, власть, личность. М., 1990. С. 233.

    17Там же.

    18Duverger М. Institutes politiques et droit constitutionnel. P. 2, 10, 27, 64-122.

    19Об этом см.: Конституционное право развивающихся стран: общество, власть, личность. С. 234.

    20Там же.

    21Государство в странах капиталистической ориентации. М., 1982. С. 126.

    22Сравнительное конституционное право. М., 1996. С. 497.

    23Файад М. С. Общие черты и характерные особенности политических режимов в Ираке, Сирии, Лива-не: Автореф. канд. дисс. М., 1997. С. 9.

    24Евдокимов В. Б. Политическая система общества (критика буржуазных теорий) // Политическая орга-низация и правовые системы за рубежом: история и современность: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1987. С. 152.

    25Debbach Ch., Daudet I. Lexique de termes politiques. Paris, 1974. P. 253.

    26Rose R. Governing without Consensus. London, 1971. P. 25.

    27Almond G. A. Comparative Political Systems // Journal of Politics. Gainesville. 1956. N 3. P. 393.

    28Apter D. Political Change: Collected Essays. London, 1973. P. 25-26.

    29Easton D. The Current Meaning of Behavioralism // Contemporary Political Analysis / Ed. by J. C. Charles-worth. New York, 1967. P. 24.

    30Debbach Ch., Daudet I. Lexique de termes politiques. P. 253.

    31Duverger M. Institutes politiques et droit constitutionnel. P. 9.

    32Об этом см.: Конституционное право развивающихся стран: общество, власть, личность. С. 232.

    33См. также: Burdeau G. Constitutionnel et institutions politique. P. 165.

    34Чиркин В. Е. Теоретические проблемы политического режима в странах социалисти­ческой ориента-ции. С. 6—7.

    35Аналогичного взгляда придерживаются, например, В. И. Краснов и С. Ю. Кашкин (см.: Кашкин С. Ю. Политический режим в современном мире: понятие, сущность, тенденции развития. С. 9; Краснов В. И. Поли-тические режимы в буржуазных странах // Советское государство и право. М., 1985. С. 106).

    36Almond G. A., Powell G. В. Comparative Politics…

    37Ibid. Р. 272.

    38Там же. Р. 272.

    39Duverger M. La typologie moderns des systemes politiques // Pap. XIII IPSA World Congress. Paris, 1985. P. 4.

    40Ibid. P. 11.

    41Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 2. М., 1995. С. 35.

    42В современной юридической литературе их иногда называют антидемократическими, хотя, на наш взгляд, это не совсем верно (см.: Петров В. С. Теоретические проблемы сущности, содержания и формы госу-дарства: Автореф. докт. дисс. Л., 1968. С. 28 и др.; Теория права и государства… С. 313 —314).

    43Московские новости. 1990. № 42. С. 1.

    44См. об этом: Назаренко П. А. Демократия и тоталитаризм как виды политических режимов и их исто-рическая перспектива в России // Демократия и тоталитаризм: проблемы противостояния (политические режи-мы в современном мире): Материалы межвузовского научно-практического семинара. Санкт-Петербург, 15 но-ября 1999 года / Под общ. ред. В. П. Сальникова. СПб., 1999. С. 43-44.

    45См. об этом: Кашкин С. Ю. Политический режим в современном мире: понятие, сущность, тенденции развития. С. 36.

    46Чиркин В. Е. Два пути развития освободившихся стран. М., 1987. С. 51—52.

    47См., напр.: Спиридонов Л. И. Теория государства и права: Учебник. СПб., 1995. С. 53.

    48Ромашов Р. А., Сальников М. В. Авторитарный политический режим: попытка объектив­ной оценки // Демократия и тоталитаризм: проблемы противостояния (политические режимы в современном мире)… С. 9.

    49См., напр.: Наумова Н. Переходный период: мировой опыт и наши проблемы // Коммунист. 1990. № 8. С. 11.

    50Ромашов Р. А., Сальников М. В. Авторитарный политический режим… С. 10.

    51Чиркин В. Е. Основы сравнительного государствоведения. С. 173, 174.

    52См. об этом: Кашкин С. Ю. Политический режим в современном мире: понятие, сущность, тенденции развития. С. 18.

Реклама

%d такие блоггеры, как: